С. Шахиджанян: «Как я снимал Норд-Ост»

На сайте «Комсомольской Правды», фотокорреспондент Сергей Шахиджанян рассказал о том, в каких условиях ему приходилось работать снимая «Норд-Ост». Публикую без изменений…


Как узнал, сразу поехал туда. Цифровой камеры не было — снимал на пленку. Из «дальнобойной» оптики — только 70-200. А там нужен был телевик 500-600 мм — эта такие длинные и тяжелые объективы. Их во всей Москве наберется десятка три. Я учился в школе почти напротив Дома культуры, где проходил Норд-Ост…

Отпущенный заложник, выходящий из захваченного здания.
Фото: Сергей ШАХИДЖАНЯН

Было несколько оцеплений — в них стояли молодые солдаты, вечно голодные и холодные. Сразу хотел попасть в дом на другой стороне улицы (1-я Дубровская, дом 15/10)  — он пятиэтажный, и стоит напротив через площадь и дорогу. Проблема была одна: пройти несколько оцеплений. Правдами и неправдами, я как-то в общей неразберихе ( которая типична при любом ЧП), их преодолел. Простые люди думают, что фотокорры всегда стоят рядом и снимают в упор. Для нас «рядом», это метрах в пятистах. А еще не всегда дают снимать — прячешься. Если пойдешь официальным путем, то вообще могут никуда не пустить. И каждый раз приходится что-то придумывать, чтобы снять репортаж. Иногда везет.Директор моей школы — Семен Рувимович Богуславский — по собственной инициативе тогда в школе организовывал всем помощь: чай, еду. До тех пор, пока разрешали это делать.

Хозяин одной  пустил — я зашел туда вместе с Сережей Карпухиным из Рейтер (его из другой квартиры выгнали). Там уже сидел Антон Денисов — он тогда работал в ИТАР-ТАСС и  Рен-ТВ. Мы кое-как разместились в комнате на полу:  квартира-то маленькая. Окна были старые и мутные, и мы снимали через небольшую щель — чтоб не засекли. Хозяин — к сожалению забыл как его зовут — все прекрасно понимал и был всецело на стороне журналистов. Несколько раз в дверь ломились — требовали открыть, угрожали взломать. Но он не открыл. Внешне на улице все выглядело очень спокойно. Забитая машинами парковка.Подошел к дому, фотоаппаратуру спрятал в обычный пакет. Зашел в подъезд вместе с жительницей дома — она любезно подсказала, какие квартиры выходят на Норд-Ост. Обзвонил несколько квартир.

Перед в ходом в ДК стоял микроавтобус Шевроле с включеными фарами, двигателем и открытой водительской дверью. На нем террористы приехали — и так ее и бросили. Никто машину не трогал, она работала, пока бензин не кончился.

Вот отсюда мы снимали на камеры все происходящее.
Фото: Сергей Шахиджанян

Между нами не было никакой конкуренции — мы делились объективами, едой. У «рентивишника» был бинокль и он предупреждал нас, когда что-то происходило. Было много часов ожидания. Расстояние от нас до здания Норд -Оста было приличным — звуки почти не доходили. Мобильная связь не работала. Антон Денисов хитрым способом подсоединился к  проводной телефонной линии: плохо, долго, по часу, но снимки уходили. Я провел с ними чуть больше двое суток. Ребята просидели до самого конца. И хозяин квартиры это терпел. Вообще отношение жителей к журналистам было хорошее.  Только японскому журналисту  Масами Огаве не повезло. Очень хороший парень, кстати: со стороны улицы Мельникова он был. Ночью позвонил в квартиру  телефон зарядить и дал хозяину еще 500 рублей!

Вернулся за ним через час  А мужик оказался алкашом —  телефон присвоил, а Огаве сказал, что, мол, приходили люди из ФСБ, забрали телефон, а ему мол, велели сообщить, когда журналист вернется. Так и не отдал ему 500 рублей.. .

Оригинал статьи на сайте «Космомольская Правда».