Легенды Шелкового Пути: Субботин и пекинское метро

Мы выехали из отеля в сторону центра ближе к вечеру. Это был день поедания скорпиона, так как наша команда в полном составе успешно финишировала в Пекине в ралли-рейде Шелковый Путь 2016. Вечер обещал быть прекрасным несмотря на жару, если бы не одно но… Слава Субботин сказал, что назад мы поедем на метро. Это же просто!

Как нормальный блоггер Субботин делал селфи со всем, что движется и не движется. Надпись на футболке стоящего за Славой человека казалось бы намекала, но я был занят созерцанием закатного солнца на площади Тянь-Ань-Мынь или что-то вроде этого. На наш язык это слово все равно звучит не так, как на китайском.

Где-то около нас покоился Великий МАО и мы восполняли свой дух его бессмертной памятью:
«Если нужно насрать — насрите, если хочется пердеть — пердите! После этого вам станет лучше».

Памятуя об ушедших в народ фразах МАО нам предстояло есть скорпиона. Точнее мне, так как обещал своим друзьям и читателям. Слава же сделал вид, что он друг мне вовеки и будет есть со мной всякое говно, чтобы поддержать…

И мы это сделали!!!

Китайское телевидение рассказало о Поступке белой обезьяны и Славу показали по местному телевидению. Вон там в вехнем левом углу это он. Не прославился, но селфи в телеке сделал.

И тут, переваривая плотный ужин, мы вспомнили про обещание ехать со Славой на метро. Мы, это я и Фан Хуян – представитель завода Камминс, который просил называть его Джонсон, как указано на его американской визитке. Парень классный и мы объяснили ему, что хуян это означает охуенный, то есть классный. На чем он успокоился.

Акробатические этюды у карты метро не внушали нам доверия. Слава то бросался в озарении на прохожих, то ловил их за маленькие ручки и на чистом английском объяснял: ай лук май стейшн фром зис кард. При этом тыкая на карточку отеля и чем-то напоминая мистера Мутко с его очаровательным английским.

Китайцы не понимали международного языка, но куда-то уверенно тыкали пальцем и в глазах Славы светилась надежда, что он сумеет утереть мне нос и отомстить за навигацию в песках, где моя команда «два часа от солнца» была воспринята буквально и без поправок, что солнце движется к закату. Итого, лишние 2 км по дюнам.

Фан в это время что-то строчил в китайский твиттер рассказывая, как нас ведет еще один великий кормчий. Не Мао конечно, не Гармин, но Субботин.

Странно, но каким-то немыслимым образом Слава умудрился купить нам три билета и более того, когда у всех аппарат сожрал билет для вторичного использования, Слава вышел сохранив его на память. Китайское метро осталось в убытке.

По-поводу пекинского метро не высказался только ленивый. Всех оно очаровало. Особенно китайцев, которые наблюдали за Субботиным, бегающим от одной стороны к другой в поисках нужной станции.

И ведь нашел! Более того, даже правильно нас завел в переход. А я впервые в жизни увидел переход между ветками метро над автомобильной дорогой. Над улицей.

В Пекине вообще метро очаровательное. Чего только стоят стеклянные двери и стены защищающие от падения на пути или рекламные экраны за ними.

Место, где расположен наш отель весьма людное, но то, что мы ехали в пустом вагоне почему-то не удивляло. А ведь стоило бы насторожиться. Это как движение по дороге в глуши, где нет следов. Точно ведь мост разобран или брода нет…

Параллельно узнали, что в Китае есть не только поддельный Range Rover Evoque, но и самый настоящий Гелендваген. Можно сказать, что теперь в этой жизни я видел все.

И конечно мы вышли в необитаемом ночью районе Олимпийского стадиона. Одинокие прохожие шарахались от нас в стороны принимая за маргиналов, а пыл Субботина медленно остывал в недоуменной улыбке:

«Если бы все люди были бы штурманами, то у Будды не было бы работы, ибо некого было бы спасать…»

Да, да… мы снова стали ловить такси, которые в Пекине ловятся очень плохо. Здесь у всех модные гаджеты и программы, и только мы по прежнему голосуем на дороге ожидая спасительный огонек: свободно.